«Въехать в Тифлис Московскою и Эриванскою заставою значит въехать в два разных города, совершено друг на друга не похожих; тут Вы идете по широкой, правильно улице (по Головинскому пр.), там поднимаясь с горы на гору, пробираетесь по темным, кривым, беспорядочно тесным улицам старого города. Здесь вы встречаете с тросточками, в модном пальто «а ля полька», гуляющих чиновников, — на встречу вам несутся экипажи и развеваются перья на дамских парижских шляпках; — там вы пробираетесь сквозь целую толпу грузин в синих чохах с откидными длинными рукавами, встречаете татар с бритыми затылками, осетин с кинжалами за поясом, имеретин с блином на голове вместо шапки, женщин, картинно закутанных в белые чадры. Здесь мало зелени, там со всех сторон сады. Здесь совершено губернский город, дома каменные по большей части двухэтажные, поставленные в почтительном друг от друга отдалении, там — без церемоний, сакля лезет на саклю, терема точно клетки выглядывают со всех сторон из-за нижних, сплошных безоконных этажей, занятых лавками, духанами, татарскими кофейнями и т.д. Здесь просторно, — там тесно. Тифлис это в некотором роде Янус, который одним лицом глядит в Азию, другим в Европу»

«Письмо в Москву» газета «Кавказский вестник» №6 1847 г.
Из книги ვახტანგ ბერიძე «თბილისის ხუროთმოძღვრება. 1801 – 1917» ტ. I
თბილისი 1963
Вахтанг Беридзе «Архитектура Тбилиси 1801 – 1917.» т. I.
Тбилиси 1963

0_e239d_88a3d9b1_XXXL

Ну что же, предлагаем пройтись по улице Армянский базар и площади Мэйдан с теми, кто там гулял 100 и больше лет назад. И найти 10 отличий с тем, какими эти места предстают сейчас 🙂

улица Котэ Абхази

Одна из главных улиц Старого города, условная граница между Земо и Квемо Калас убани (Нижним и Верхним кварталами Кала). Начинается от площади Свободы и ведет вниз к площади Вахтанга Горгасали или Мэйдану (мэйдан – по-грузински – моэдани, арабское слово и значит – круглый), как до сих пор часто называют эту площадь тбилиссцы. В старину, в начале этой улицы были расположены Коджорские ворота, от которых шел караванный путь в сторону Мцхета и дальше на запад. По обе стороны этой узкой улицы располагались торговые ряды, мастерские и караван-сараи, фактически это был торгово-ремесленный центр города. До середины XIX века называлась Шуабазари (Серединный базар). С 1876 года это улица Армянский базар. В 1944 г. ей присвоили имя героя Советского Союза, генерал-лейтенанта Константина Леселидзе (1903 — 1944). Во время Второй мировой войны армия под командованием К.Леселидзе обороняла подступы к Кавказу, участвовала в захвате плацдарма на Керченском полуострове и освобождении Правобережной Украины. С 2006 г. улица носит имя князя Котэ Абхази (1867 — 1923) грузинского военного и политического деятеля. В начале 1921 г. после установления Советской власти в Грузии, Котэ Абхази вступил в подпольную организацию «Комитет за независимость Грузии» и Военный Центр. Руководил формированием партизанских отрядов и подготовке вооруженного восстания. В марте 1923 г. К. Абхази и 14 других членов Военного Центра были арестованы ВЧК и 19 мая 1923 г. расстреляны. Первая реконструкция улицы была проведена в 1924 – 1926 гг. по проекту инженера Г. Курдиани, затем в 1986 – 1988 гг., группой архитекторов под руководством Г. Батиашвили.» 

a0ce4523352c

площадь Вахтанга Горгасали

Вторая по значимости площадь в старом Тбилиси, после Батонис моэдани. Названа именем царя Вахтанга I Горгасали в 1958 г. Самая старая торговая площадь города, расположена между двумя древнейшими убани (кварталами) города – Абанотоубани (квартал бань) и Кала, а с Метехи соединяется мостом. Со средних веков известна под разными названиями. Одно из первых названий — Цихис моэдани (Крепостная площадь), так как находится вблизи крепостной стены. Так она указана на плане Вахушти Багратиони составленном в 1735 г. С 1750 г. называлась Квемо мэйдани (Нижняя площадь) или просто, Мэйдани, так она указана в списке улиц города 1841 года. Затем на всех планах города с 1851 г. называется Татрис моэдани (Татарская площадь). Татарами в Тбилиси называли всех мусульман, а так как эта площадь была расположена там, где в основном селились персы, а затем азербайджанцы, то и площадь получила такое название. Так она называлась и в советское время до 1958 г. У этой площади сходились многие улицы, связывающие ее с Абанотубани, Шуабазари, Растабазари, Клдисубани (Нагорным кварталом) и Исанским мостом. Это был главный торговый центр города. Здесь находился городской базар (рынок), где торговали как местные, так и заезжие торговцы. Первая реконструкция площади была проведена в 20-е годы ХХ века, когда была увеличена и благоустроена ведущая к площади главная улица Шуабазари (Серединный базар) или Сомхис базари (Армянский базар) — нын. ул. К. Абхази. Затем, еще раз реконструировалась в 1940 – 1950 гг., после чего исчезли одни из самых колоритных построек города возле Метехского моста. Были разрушены мечеть Шах-Исмаил XVI – XVIII веков с минаретом, караван-сараи и дома с нависающими над Мтквари (Курой) деревянными балконами.

14

из путеводителя «Неизведанный Тбилиси Hidden Tblisi» (Кала. Абанотубани.Метехи.Авлабари), который готовится к печати.

1576728642

..В ту пору вся жизнь сосредотачивалась в старом городе. Улицы оживлялись с восходом солнца и здесь до сумерек кипела бойкая жизнь. Особенно оживленно было на Армянском базаре, Сионской улице в Темных рядах (базаз-хана), Татарском майдане и в ближайших к ним каравансараях. На этих бойких местах совершались крупныя коммерческие сделки, велась торговля мануфактурными, колониальными и др. товарами. На Сионской ул. находились главныя меняльные лавки (зарап), заменявшие нынешние банки и банкирские конторы. Там же помещалось почтовое отделение, а немного выше на Георгиевской площади извощичья биржа. Суета и толкотня не прекращалась и после наступления сумерек; по всем улицам раздавались песни, настолько увлекательные, что прохожие не редко заслушивались. Эти концерты на вольном воздухе свидетельствовавшие о музыкальных способностях местного населения, устраивались обыкновенно сидельцами лавок, мастеровыми и другими тружениками которые, по окончании дневных работ возвращались домой. Песни раздавались не импровизированные, а общеизвестные, творцом коих были безсмертные народные певцы; кн.Мачабели, погибший под Тифлисом во время боя царя Ираклия с Ага-Махмад-Ханом в 1795 г. и Саят-Нова, убитый персиянами при занятии Тифлиса в ограде Георгиевской церкви, что на Татарском майдане. Независимо этих охотников до пения, концерты устраивались и другими любителями вокального искусства, которые собирались в лучшие вечера на площади и многолюдных улицах, где под звуки мелодического инструмента «тари» исполнялись народные песни..

1e9e8155b46e

Выкрикивали на бойких улицах по вечерам и мелкие менялы, занимавшиеся разменом серебряной монеты и торговцы мелким товаром. Оглушительные крики раздавались, особенно, по субботам на Сионской ул., где торговали восковыми свечами и ладаном, предлагали прохожим купить у них предметы для спасения души…

1ada5f325a7b

Не видно более старых купцов, чинно восседавших за прилавками Армянского базара, Сионской ул. и Темных рядов. Их заменило юркое купечество, торгующее преимущественно в караван-сарае Тамамшева на Дворцовой, на Головинском и на других бойких улицах новаго города.»

«Тифлис 40-х годов». С. Кишмишев. газета «Кавказ» 1894 г. №№ 52, 60, 64

Борис Александрович. 1927 г.

Борис Фогель. 1927 г.

«Сойдем с бульвара и углубимся в лабиринт тесных узких улиц и переулков окружающих Армянский базар, эту биржу Тифлиса. На всяком шагу будете поражены какой нибудь неожиданностью. Одна улица незаметным поворотом приведет вас к какой нибудь развалине, на которой всесокрушающее время нарисовало узоры глубоких трещин; далее переулок упирается в дом новой архитектуры с прекрасной лепниной работою в причудливом восточном вкусе. В одном месте путь вам заграждает караван из нескольких десятков верблюдов, которые мерно покачиваясь и гремя бесчисленным множеством бубенчиков, несут на своих горбах пестрые ковры Персии и богатые шали Кирмана.

196157_640

В другом вы не пройдете от множества арб, ведомых медленными буйволами и нагруженных произведениями Европы и колоний. Пробираясь по этим улицам, встречая на каждом шагу ремесленников, работающих не в мастерских, а под открытым небом, на солнце, раскаляющее лучами своими груды камней, сложенных в доме и сакли, вы выходите, наконец, на Армянский базар, вечно деятельный и шумящий. Все, что Восток производит лучшего, все это собрано промышленными армянами на их центральном торжище. Здесь вы найдете и оружие горских народов, их сукна, ремни и бурки, единственные произведения скудной промышленности этих детей природы.

post-51-1168118711

Рядом с грубыми изделиями лежат груды персидских шелковых тканей, узорных ковров и других роскошных тканей Востока. Торг с Европой доставил сюда предметы потребления образованных народов и произведения колоний, обратившихся в необходимость жителей Тифлиса. Тут как и везде, вы увидите тесное сближение Азии и Европы с преобладанием последней. Начнем спускаться с Эриванской площади вниз по этому многолюдному рынку. Некоторые лавки в совершено европейском вкусе, с пестрыми вывесками, на которых изображено много товаров, которых не найдете в самой лавке. Между ними кое-где проглядывают, сначала изредка, то пурня с огромными печами,  в которых пекут хлеб и чебуреки, то съестные лавки, в которых суп заменяет уже национальную чихиртму, а жаркое, прославленный шашлык. Повернем в переулок, занятый серебряками. Куски метала быстро превращаются здесь в азарпаши, кубок, тазы для вин или красивую отделку для поясов. Тут же вы увидите у многих мастеров превосходную бирюзу, так наз. «старого завоза», и ограненные изумруды в первобытном их виде, сохранившие свою величину, но теряющие вид из-за недостатка грани. Мы подходим к фруктовым лавкам, носящим здесь название бакалов.

post-51-1165135638

Далее, на довольно значительном пространстве, тянутся посудные лавки, в которых на показ выставлены стеклянные вещи ярких цветов и все чудеса фаянсового производства от огромной кружки для масла в виде рака или кочня красной капусты. Все эти редкости привозятся с наших русских фабрик. Продолжение этих лавок занято табачниками. Табак тоже не без искусства разложен перед глазами потребителей; синий цвет бумаги, на которой табак преподноситься потребителям, придает ему прекрасный желтый отлив, который изменяется как хамелеон, в вашей комнате. Между этими лавками резко бросаются в глаза яркие лоскутья, старые мундиры, каски и разныя разности, вывешенные над лавчонкой, где продается хурда-мурда; тут вы найдете и древний панцирь, и тульское ружье, и сломанный самовар, и много различных редкостей и дряни. Отуманенные еще и этою суетливою деятельностью, сопровождающею всегда торговлю чайканского (армянского) народа, ослепленный пестротой товаров, разнообразием лиц и одежд, вы подходите к храму, стоящему среди этого шумного сборища и освящающего собой соединение разноплеменных народов; это — Сионский собор, древняя святыня, свидетельница православия грузинской церкви. Миновав Сионский собор, входим в каравансарай, прекрасное и массивное здание в азиатском вкусе с внутренним двором и бассейном посередине. От каравансарая, в коем вывешены самые богатые товары Тифлиса, через «темные ряды» (крытые лавки), наполненные преимущественно русскими изделиями, выходим на татарский майдан (площадь) носящий так же характеристический оттенок. Площадь эта служит складом съестных припасов, которыми окрестности изобильно снабжают Тифлис. Утром вы увидите здесь целые грузы овощей, фруктов и других жизненных припасов. Здесь же бродят горцы, обвешанные поясами, старым оружием, нагайками и проч. Нередко попадается вам туземный букинист с грудой книг, сложенных пирамидою, постепенно суживающейся и крепко перетянутой длинным ремнем. Русский солдат, как будто невзначай, предложит вам пару сапог, крепких и тяжелых; ему совестно продавать свой товар на Майдане, его место на воскресном базаре, куда собирается много русского народу. Тут вы найдете мушей (носильщиков) готовых за ничтожную плату нести тяжести во все части города.

fa9501c172a3

Они составляют свой особый амкар, и устабаши их строго наблюдают за тем, чтобы одни не перебивали работы другого. Никто из тифлисских жителей не может пожаловаться, чтобы муша не доставил то, что ему отдано для переноски; бедные эти люди — испытанной честности. Майдан служит также «биной», местом утренней сходки рабочих и здесь можно их нанять на целый день или на неделю. После обеда Майдан мало-по-мало пустеет.»

Газета «Кавказ» за 1852 г. «Письмо петербургскому знакомому» Дункель-Велинг Н.Л. тифлисский журналист 

19

«Армянский базар правильнее было бы назвать персидским; он шириною не больше улицы и состоит из двух параллельных рядов лавок, бОльшая часть лавок — в 1 ярус и строена из кирпича, их вышина 3 и более сажени; внутри отделяются поперечною перегородкою на 2 половины, — переднюю, где суетиться торговец, обставленную со всех сторон принадлежностями своей профессии, и заднюю, где хранится запас предметов его торговли; лавки возвышаются на 3 — 4 фута от земли и на ночь запираются с базара деревянными щитами. При первоначальном устройстве этого базара как будто заботились о соблюдении прямой линии более, нежели при проведении улиц, но все-таки в дальнейшем своем развитии базар не мог обойтись без привычной кривизны. Замечательна устойчивость базара против влияний стихий и времени; кое-где лавки его составляющие так и бьют в глаза своей крайней ветхостью; они осунулись и даже покосились вперед или назад, но базару это как будто ни-по-чем. Надо им или сгореть или обрушится, чтобы на их месте возникли постройки хоть на что-нибудь похожия; но пожары у нас составляют большую редкость*, а обрушится лавке расчетливые хозяева не дают, поддерживая ея чем-нибудь и как-нибудь, до последней физической возможности.

09_800

Только верхняя часть базара кое-где вынуждена была, впоследствии независящих от него обстоятельств, в роде упомянутых выше, принять реставрацию в европейском вкусе, а середина и нижний его конец все еще остаются в первобытной неприкосновенности. Странное впечатление производят на свежий взгляд эти новые постройки, выглядывающие там и сям на протяжении базара; это — яркия заплаты на старом рубище скряги, который может но не хочет разстаться с ним, чтобы не тревожить своих давних привычек и не тратить деньги на заведение приличной одежды. Базар Армянский состоит не из одних лавок с товарами, фруктами и припасами, но здесь есть и мастерские (серебряки), и булочныя, и питейныя, и кофейни, и цирюльни, и харчевни (духаны).

e8b247dcf3dd

В расположении торговых рядов соблюден некоторый порядок, особенно, между бакалещиками, шубниками, мастерами туземной обуви, но и тот не выдерживается до конце; так что между лавками, напр. башмачников, выглядывает кузница, или зияет своим мрачным, крутым спуском винный подвал, в глубине которого на лавках торчат огромные бурдюки из буйволиной кожи с оттопыренными ножками.

85_800

В верхней части базара преобладают фруктовые лавочки, с наступлением осени они изукрашены фестонами из виноградных кистей, желтых как янтарь, повязанных на веревочку, и из сочных груш; — все это не редко сохраняется до следующей весны в ожидании тароватого покупателя. Вперемежку с фруктами висят графины с маслом и колокольчики, в которых торговцы иногда звонят для большего шику, чтобы обратить на себя внимание прохожаго и volens nolens соблазнить его на покупку; на прилавках и полках разставлены лотки с чашами с разными фруктами, свежими и сушенными, смотря по времени года, овощами и зеленью; тут и виноград с разноцветными крупными и мелкими ягодами, персики, абрикосы, сливы, гранаты, яблоки, морковь, — цветом более похожая на свеклу, картофель, разнородныя бобы и горох; ароматныя и острыя травы составляющия необходимую принадлежность туземного стола: эстрагон (тархуна), кондари — вид полыни, укроп, кресс, маринованные ростки и цветы джонджоли, лапчатые отростки перекатиполя, изюм, мед в горшках, осетинский сыр в виде небольших кружочков. Продавцы на перерыв друг другом кричат, не жалея ни своего горла, ни чужаго слуха; тут раздается: «ай яблук, ай виноград, ай персик». Там: «па-па-па! дошов адам (т.е. дешево отдам), пожалуй барин, ай книаз, здесь хороши!» Прибавьте к этому оглушающий стук весами при отвешивании на одной и той же чашке, медной или железной, — при чем оберточной бумаги не полагается, — ни для персиков, ни сыра, ни масла, ни изюму. У этих лавок снуют дородные, лоснящиеся, жующие фигуры всякого люда: ибо в течении дня почти все туземное население перебывает на базаре. Рядом с покупателями здесь легко встретить проходящий караван верблюдов и вереницу ослов, навьюченных перекинутыми по обе стороны корзинками с зеленью, виноградом, огурцами и т.под.

096a29f80f15

К вечеру вся эта оглушительная возня унимается, но не совсем; более деликатные из бакалейщиков зажигают в своих лавках фонари, а другие, которые из них по-патриальхальнее, освещают их просто сальными свечами, вставляя их в круг лобии или изюма и продолжая криком зазывать к себе покупателей. Для полной характеристики Армянского базара, служащего вместе и многолюднейщей из Тифлисских улиц, по которой с раннего утра до поздней ночи проходит безпрерывное движение и пешком, и верхом, и в экипажах, — заметно, что независимо от суматохи, свойственной всякому торговому пункту, на нем зачастую разыгрываются и такие сцены, которые были бы у места, разве на исторической арене Сабуртало, за Верою, где во времена грузинских царей проходили конския ристания и игры в мяч, и для которых в наше время, с приближением осени, разбивается лагерь для маневров. Мы сами бывали очевидцами, как на тротуарах базара, далеко не могущих похвастаться простором, мальчишки затевали между собой борьбу, импровизированные кулачные бои и другие игрища в туземном вкусе. Положим что этим забавляется молодое, несознательное поколение, которому нельзя отказать в  снисхождении; но по крайней мере, внимательны ли хоть несколько к снующей по базару взад и вперед публике взрослые, ведущие здесь разного рода торговли? Нисколько! Им ни-по-чем выставить на самою середину тротуара жаровню, с которой так и бьет в глаза прохожих дым от шашлыка, или железную печь, ожидающую починки; а иногда и сами хозяева лавочек, желая поболтать с встреченным знакомым, в минуту торговаго затишья, выходят и, беззаботно облокотившись на свои лотки, преграждают путь по тротуару, не обращая на прохожих ни малейшего внимания. Случается и так, что весь тротуар на большое пространство бывает загорожден не раскрытыми еще ящиками и тюками, только что полученными с нижегородской ярмарки. Но неудобства публики одним этим не ограничиваются, они есть даже в воздухе; над некоторыми лавками устроены холщовые навесы для ограждения товаров от солнечных лучей; грязные, оборванные края этих навесов спускаются так низко, что задевая по головам прохожих, решительно затрудняют проходить по тротуару. От Армянского базара прямой переход к татарскому Майдану; эта торговая площадь есть как бы блистательный финал, заканчивающий житейскую комедию, разыгрывающуюся на базаре, с теми же типичными особенностями, но в более обширных размерах, нежели те, которые поражали нас выше на каждом шагу. Базар — арена мелочной, раздробленной торговли, а майдан — средоточие торговли обширной, предметом которой служат необходимые продукты, как хлеб, живность, соль.

525697_156231317864558_528599809_n

Майдан — сама по себе тесная площадь, еще более сжатая со всех сторон обветшалыми постройками в один, два или более этажей. На всех строениях лежит какой-то темный, грязный отпечаток и благодаря злокачественным испарениям, подымающимся над Майданом густою тучей и грязи, почти никогда здесь не просыхающей, площадь постоянно кипит народом. Глядя на нее с обрывистого сололакского хребта, только и видишь головы человеческие и морды лошадей, буйволов, быков и ослов. Иногда пройдет по ней своею тяжелой мерной поступью знаменитый «корабль пустыни», загнанный в этот людской водоворот всепожирающей индустрией; вожак — татарин тянет его за ноздри продетою сквозь них веревкою до известного места, где послушное животное, жалобно рыча и махая косматой головой, тихо опускается на колени, загибает шею назад и принимается апатично жевать свою жвачку.

7 Тифлис на верблюде

На Майдане вы всегда встретите представителей разнообразного населения Тифлиса; вот татарин в рыжеватой шапке и бурке с черною, либо седою, красной или белой бородой; дородный армянин с наклоненной шеей в туземной чохе и московском картузе; бравый грузин, ловко перетянутый, с заломленной набекрень шапкой; лезгин подозрительно выглядывающий исподлобья, продающий сукно собственного изделия; мулла в белой чалме, длиннобородый персиянин с крашенными ногтями, в аршинной шапке и широком кафтане, поверх которого накинута аба, а на ногах пестрые носки и маленькие туфли, прикрывающие только одни пальцы.

149196_555867764453943_1159896824_n

Бережно подобрав полы своего плаща, он отошел в сторону и приостановился, чтобы дать дорогу водовозу — тулухчи, в вяленой, конической шапке, плетущемуся в след за лошадью, через которую поперек перекинуты меха, наполненные водою, судорожно вздрагивающий по мере того, как лошадь, натуживши грудь, подвигается вперед и обдающие прохожих мельчайшими брызгами.

2473265524_8141aa8620_b

Вот носильщик тяжестей, по-туземному муша, у него за спиной подушка, набитая шерстью. Если на голове его колпак на подобии опрокинувшейся чашки, то это — кра, пришелец из Армении, если четырехугольный кусок сукна, придерживаемый на макушке шнуром, завязанным под бородой, то — имеретин, обладающий необыкновенной силою мускулов, ему ни по чем взгромоздить на себя огромную ношу, напр; бурдюк с вином, целый комод, набитый всякой всячиной или каретный кузов и пуститься с этой ношей в гору и на далекое расстояние.

picture5-bazari-1908-ww

Среди этого чисто азиатского сброда порою крупная шляпа европейца промелькнет на извозчике, который вынужден кричать во все горло: «Хабарда!» (посторонись); к тому же возгласу, будто к какому талисману, прибегает и всадник прежде, чем рискнет сквозь эту живую стену; лошадь под ним пятится, слегка приподнимается на задние ноги, и пугливо машет головой, звеня побрякушками сбруи…

5473c5f301ac

В лавках на Майдана продают преимущественно рыбу, муку, свечи, битых фазанов, турачей (весьма вкусная дичь, похожая на куропатку), джейраны и дикие козы висят там и сям и гниют среди жаркого воздуха. Спустившись по ниже на лево, вы будете в так называемом «обжорном ряду», где помещается множество туземных ресторанов; почти во всякое время дня и даже ночи в отрытом огне каждого такого заведения пылает огонь, на котором готовятся разные кушанья в котлах, совершенно похожих на русские кучерские шапки, поставленные вверх полями. На сковородках жарится картофель и даже котлеты — российское нововведение; на железных прутьях нанизаны кусочки мяса, это — шашлык. Всем этим заправляет раскрасневшийся засаленный туземец; он то и дело шныряет в разные концы своей лавки; снимая пену с бозбаша, отбрасывая на цедилку рис для плова и т.п. Поворотивши налево, в глухой переулок, вы очутитесь у входа, ведущего к крутой каменной лестнице в Темные ряды или Крытыя галереи (базаз-хана), в которых расположены лавки армян, торгующих московскими товарами, а так же коврами, войлоком и другими произведениями Персии и Закавказья.»

* В 1813 г. на весь Тифлис полагалось 4 пожарные трубы и, как в городе, по азиатскому его устройству, больших пожаров не бывало, то генерал Ртищев, на случай надобности в трубах, на ремонтные работы всех пожарных инструментов определил в год 10 рублей.

Дмитрий Бакрадзе и Николай Бердзенов «Тифлис в историческом и этнографическом отношении. 1870 г. Санкт-Петербург. типография А. Бенке, по Екатерининскому каналу. дом графини Рабопьер №107. 

40

«Армянский базар — это узкая улица и состоит из двух параллельных рядов лавок с разными товарами. Свежими и сушенными фруктами и припасами. Здесь же ряды мастеровых — скорняков, туземной одежды и обуви, оружейников, серебряков. Тут все открыто; на востоке ремесленники не скрывают свое искусство.
Шум, толкотня покупателей и разного народа. Беспрерывное движение пешком, верхом, экипажем добавляют картины.»

Путеводитель по Тифлису. С планом города и театров. сост. А.А.Лебедев.
напечатано в типографии М.Мартиросянца Пушкинская ул. д. Кредитного общества. 1904 г.

8515f97928fa

«Недалеко от Эриванской площади расположен Пушкинский сквер с бюстом Пушкина.

9

К восточной ея стороне примыкает знаменитый Армянский базар. Он состоял из двух параллельных рядов лавок в один ярус, построенных из кирпича; внутри они делились на поперечной перегородкой на 2 половины; переднюю, где был сам лавочник и его принадлежности, и заднюю, где хранился запас предметов его торговли. На ночь лавки запирались деревянными щитами. Армянский базар был занят лавками с товарами, фруктами и припасами; здесь были серебряки, булочники, питейныя и кофейныя заведения, цирюльни, харчевни и пр. Лотки и бурдюки с оттопыренными ножками служили украшением базара. Продавцы поднимали неимоверный крик друг перед другом, зазывая покупателей. В течении дня почти все туземное население бывало на базаре. Он являлся многолюднейшей из тифлисских улиц. По ней с ранняго утра до поздняга вечера происходило безпрерывное движение и пешком, и верхом, и в экипажах. Ныне неумолкаемые крики зазывателей смолкли, шумная улица присмирела и торговля ведется тихо. На Армянском базаре мы видим целый ряд серебряков. Маленькия лавчонки, занятые ими превращаются в летнее время в сборища для экскурсантов, где они производят всевозможныя закупки на память о Кавказе.

meidancarpettradersmy4

Здесь можно достать всевозможныя мелкие вещи и холодное оружие. Большей частью серебряные изделия грубой работы. Этим ремеслом заняты лаки: они считаются хорошими оружейниками, а также занимаются в Тифлисе лужением  посуды. Лаки одно из лезгинских племен (название «лезгины» обозначает совокупность всех Дагестанских народов), живущих в среднем Дагестане, гл. обр. в Казикумухском округе. Помимо лавок с серебряными изделиями на Армянском базара расположены на ряду с мануфактурными и посудочными магазинами несколько миниатюрных лавченок с азиатскими инструментами. В конце Армянского базара находится гостиный двор Манташев, он имеет вид четырехугольника с бассейном во дворе. Манташевский двор служит складом мануфактурных товаром; первый этаж его, выходящий на Армянский базар, занят магазинами. Отсюда мы спускаемся на Сионскую улицу, где расположены три караван-сарая Африкяна, Ананова (ковровые склады) и Ходжапарукова и Майсурадзе (кожные склады); пройдем пока мимо Сионского собора и направимся через базаз-хану на Майдан.

new-25

Базаз-хана (базази торговец красными товарами) раньше представляла крытую галерею с армянскими лавками, торгующими  московским товаром и произведениями Персии и Закавказья, ныне — открытый проход, по обеим сторонам котораго находятся маленькие магазины. Не доходя до базаз-ханы в Винном переулке мы имеем приютившийся маленький караван-сарай Херодинова; здесь ведут торговлю мануфактурными товарами. Недалеко от него помещается еврейская пекарня, где евреи пекут мацу перед своей Пасхой. Спустимся на Майдан.

306071_10151331654416044_2052793646_n

Майдан означает торговую площадь. В отличии от базара Майдан служит ареной обширной торговли; он представляет тесную площадь, сжатую со всех сторон постройками….Местность занята мусульманами; шиитами и сунитами…На Майдане можно  познакомится с их харчевней и хлебопекарней. Среди разнообразных кушаний харчевни отметим кебаб, приготовленный из нарубленного мяса, это своего рода шашлык, жаренный на вертеле, бозбаш (суп с бараниной) и плов с изюмом. Эти кушанья подаются на жестяных круглых или продолговатых подносах, едят пальцами. В суп обмакивают лаваш и так едят; лаваши пекут в особо устроенных глиняных сосудах, которые вмазывают в неглубокия ямы; их раскаляют и прелепляют тесто к стенкам сосуда. Помимо лавашей пекут еще и круглый хлеб. После обеда мусульмане курят кальян или трубку, дым при курении проходит через воду.»

А.Бахутов. «Путеводитель по гор. Тифлису с историко-этнографическим очерком и планом города.» Тифилис 1913 г. типография «Шрома». Мухранская ул.№12

Айвазовский. Тифлис, 1869 г.

И. Айвазовский. Старый Тифлис. 1869 г

«За Армянским базаром идет Майдан, средоточие уже не мелочной, а обширной торговли хлебом, солью, живностью. Между Армянским базаром и Майданом расположены старый и новый караван-сарай. Старый — это темные ряды т.е. крытые галереи. Без темных рядов не обходится почти ни один азиатский город.
Шуму и движения тут меньше чем на базарах т.к. здесь производится преимущественно оптовая торговля.»

«Путеводителе. Тифлис и его окрестности», составленном Туристическим отделом Георгафического общества Грузии под руководством тов. председателя отдела д-р И.А. Асланишвили.
Тифлис 1925 г.

Реклама